Don't cry because it's over, smile because it happened
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
12:46 

Горький шоколад (фанфик, Джесси/Рейчел)

13:23 

It was me thinking of you (Пак, Рейчел),

It was me thinking of you
читать дальше

@темы: Glee, Гли, Паклберри, фанфик

21:22 

My broken road leads to you (Фаберри, агнст/романс), глава 6

13:08 

Somebody that I used to know (Рейчел, Сью Силвестр), драббл (русский вариант)

Название: Somebody that I used to know

Автор: Penka

Бета: я

Рейтинг – PG-13

Размер - драббл

Персонажи: Сью, Рейчел, упоминание Финна

Жанр - Драма

Предупреждение: не для любителей Финчела

Таймлайн: 3-й сезон

Статус: закончен

Дисклеймер:все персонажи целиком и полностью принадлежат Райану Мерфи

Размещение: только с моего разрешения.

- Почему Вы прекратили пытаться уничтожить хоровой клуб, мисс Сильвестр? Вы так стараетесь вести себя хорошо, правильно, но мы ведь обе знаем, что вы совсем не такая! - начала быстро тараторить Рейчел, как только увидела Сью.
- Это того не стоит, - небрежно произнесла Сильвестр, сжав губы.
- Почему? - Рейчел пыталась понять мотивы этой женщины.
- Потому что ты успешно справляешься с этим сама. - Сью пожала плечами и, сузив глаза, уставилась на Рейчел.
-Чушь! Конечно же, нет! - яростно начала протестовать она. Правда, внутри нее что-то дрогнуло, и ее начала бить внутренняя дрожь. Так было всегда, когда она понимала, что сей предстоит не самый легкий и точно не самый приятный разговор.
- Да, моя дорогая, да! - Сью злорадно рассмеялась прямо в лицо девушке. - Я даже не могу больше ненавидеть тебя и этот твой глупый хоровой клуб. Возможно, я могла бы ненавидеть Блейна Андерсона, который является просто более молодой версией Шустера с не меньшим количеством геля в его волосах. Я даже могу ненавидеть этого Хаммела с его сучастой натурой. Но тебя? Ни за что!
- Почему? - снова повторила свой вопрос Рейчел.
- Берри! Раньше ты была сердцем и душой этого хорового клуба. А сейчас ты лишь один из голосов в переднем ряду. Закрой рот, дорогая, и хоть раз прислушайся не к своему сердцу, которое сходит с ума от любви, а к голосу разума. Моему голосу, конечно! - резко проговорила Сью. - Ты перестала быть будущей звездой Бродвея. Я даже не могу понять, как ты смогла превратиться в эту беспомощную, жалкую, бледную, вылинявшую версию самой себя. Скорее всего, это произошло благодаря твоему бойфренду Хадсону. Видимо, общение с ним заразно, иначе как можно объяснить всю эту историю со свадьбой? Дай угадаю - о в тебя вселился пришелец, и он поедает твой мозг, поэтому ты совершаешь глупые поступки, которые простительны для девчонки 13 лет, но уж никак не для той, которая хочет покорить Бродвей. Если честно, мне нет до этого дела. Мне - наплевать! Это ты выбросила все свои мечты , свои планы на будущее на свалку ради шанса стать еще одной домохозяйкой в Лиме. Ты будешь бесконечно смотреть сериалы по телевизору, готовить еду своему мужу и рожать детей одного за другим. А ночью ты будешь плакать от сожаления о том, что могло бы быть и чего никогда не будет. Не трудись даже отвечать мне. Мне было бы интересно услышать прежнюю Берри. Ее я хоть и ненавидела, но уважала - она была талантлива, но что еще более важно, она была личностью. А сейчас ты.. просто кто-то, кого я раньше знала.

Сью давно исчезла, а Рейчелуставилась невидящим взглядом в стену. Почему, почему от слов Сью стало так больно?
- Может быть, потому что это правда? - проговорил голос в ее голове, и слезы сами собой начали течь из глаз Рейчел.
Теперь она поняла. Она была разбита. Нет, не так. Она была разрушена полностью, и никем иным, как Финном Хадсоном. Она понимала, что это глупо, обвинять его во всем, но так было проще. Проще... Потому что было не так больно, как признать то, что во всем виновата она сама.

Примечание автора: защитников Финна прошу на меня не накидываться. Просто вот именно в таком виде история пришла в голову, и ее захотелось написать. И если уж вы будете оставлять отзывы - не забывайте, это фанфикшн, творчество, а не реальность. И каждый из нас, и из наших выдуманных героев (или придуманных Мерфи, но живущих в созданных автором условиях) имеет право на собственное мнение.

@темы: glee, drabble

11:59 

С ума схожу от радости!

В общем, сегодня я получила разрешение на перевод фиков от Тарафины - одного из лучших авторов на всех англофэндоме. Она пишет в основном по Паклберри и Сэмчелу. И я действительно, действительно вне себя от счастья, что смогу перевести ее лучшую историю It’s Your Song That Sets Me Free.Это драма,включающая в себя и смерть одного из героев. Но здесь все настолько талантливо написано! Я очень надеюсь, что мой перевод сможет хоть чуточку передать те эмоции, которые вложил в свою историю автор. Поверьте, этот фик ими просто переполнен - от печали до радости и обратно, впрочем, как и в самой жизни.

@темы: Glee, Puckleberry, перевод

12:36 

Какая прелесть, Сальваберри!

Специально для меня сделали картинку, так как я и фотошоп несовместимы. Эту няшку я честно заработала переводом по Гли

@темы: Сальваберри, Гли , мое

00:21 

My broken road leads to you (Фаберри, агнст/романс), глава 5

My broken road leads to you (Фаберри, агнст/романс), глава 5

Глава 5

Квинн чувствовала прикосновение таких родных, таких любимых рук. Сил открыть глаза у нее не было, и в голове шумело так, как будто весь «Вокальный Адреналин» вместе с Ворблерами напевали одну из песен Кэти Перри во все горло. Но это было не важно, не важно, не важно. Просто ощущать прикосновение ее кончиков пальцев к своей руке, вдыхать тонкий аромат ванили и слышать ее голос – разве это не счастье? Особенно тогда, когда ты уже и не наделась на это.
- Рейчел, тебе нужно домой, отдохнуть, переодеться, - послышался голос Финна. Невольно Квинн захотелось скривиться, вовсе не потому, что она ненавидела парня, а просто потому что он был рядом с Рейчел и пытался ее оторвать от нее.
- Финн, я не могу… Я не могу оставить ее одну здесь. Мне необходимо быть рядом. Неужели ты не понимаешь? Мы все чуть не потеряли ее, и я боюсь… Боюсь, если я уйду, с ней случится что-то плохое и она никогда не сможет быть с нами рядом. Я не оставлю ее. Я остаюсь! -твердо проговорила девушка.
- Рейч…
- Я одна виновата, что она оказалась здесь! Если бы я не перенесла свадьбу, если бы я не звонила ей без конца, если бы.. – в голосе девушки послышались рыдания.
Это было слишком для Квинн. Чувствовать боль Рейчел, слышать в ее голосе невыносимую муку, в то время, как она ни в чем не была виновата. Квинн попыталась приподнять руку, но даже от этого усилия все начало кружиться перед глазами, и она снова нырнула в темноту, снова и снова переживая все то, что случилось с ней до этой злосчастной катастрофы.
------
У вас никогда не было такого ощущения, что вы ходите по лезвию бритвы, буквально миллиметр в сторону - и ты летишь в пропасть, в другую – падаешь в мрачную бездну? Так что все, что тебе остается – балансировать на этой крошечной и такой острой грани. Но и ты, и все, кто наблюдают за твоим безумным танцем, знаете, что рано или поздно ты сорвешься, а надеяться на крылья – бесполезно, потому что еще раньше их сломали беспощадная реальность и злые насмешки людей, которые не видят, не понимают, не принимают тебя. Ты кричишь в пустоту, надеясь, что твоя агония хоть кого-то не оставит равнодушным, но твой крик падает в безмолвную бездну, которая угрожающе и так маняще покачивается перед твоими глазами и ждет свою очередную жертву – тебя. И ты не можешь оторвать зачарованного взгляда от пропасти, но все равно из последних сил ты продолжаешь безумную пляску, надеясь хоть еще одно мгновение удержаться на грани, не скользнуть в безумие и отчаянно надеясь на чудо. На то, что когда у тебя не хватит сил, и ты полетишь вниз, тебя подхватят надежные руки любимого человека.
По сути, все это время, кроме последних двух месяцев, Квинн Фабре боролась с отчаяньем, ревностью, своей любовью, и медленно, но верно сходила с ума. Она отрезала себя от всех – остатки гордости ей нашептывали на ухо, что «негоже, негоже людям видеть твои слезы и страдания», поэтому все лето перед последним годом учебы в школе, Квинн провела либо сидя дома и слушая мрачную музыку, или на улице, в компании таких же отчаявшихся, как и она, девчонок. Она выкрасила свои роскошные белокурые волосы в розовый цвет, одела кожаную куртку и начала курить. Ей это не нравилось, но, по крайней мере, она хоть что-то чувствовала, кроме тупого онемения. И, может, каждая затяжка ее хоть чуть-чуть приближала к тому, чтобы перестала существовать Квинн Люси Фабре, сердце которой было разбито на мелкие осколки. Она с упорным постоянством смотрела шоу «Холм одного дерева», и рисовала темного ангела, что и ее любимая героиня Пейтон, неслышно шепча под нос «Люди всегда тебя покидают». Все, кто значил для нее так много, - бросили ее. Рейчел это сделала, сама того не зная, Бэт Квинн отдала, ее отец бросил их семью и даже не пытался общаться с дочерью, а ее мама была слишком не приспособлена к тому, чтобы иметь дочку, не являющуюся девушкой с обложки. Один из ее близких друзей, а в последнее время, пожалуй, единственный друг Сэм - переехал, а разговоры по скайпу не заменяли его отсутствия. Сэм Эванс был единственным, кто знал секрет Квинн о ее чувствах к Рейчел. Иногда ей даже казалось, что Курт тоже начал догадываться – слишком часто в последнее время она начала ловить на себе его испытывающие взгляды, но он молчал, и за это Квинн была благодарна. Меньше всего сейчас она хотела бередить эту рану.
Как оказалось, Рейчел было не все равно, что происходит с Квинн. И хотя последняя продолжала себе твердить, что она это делает исключительно ради хорового клуба, но с каждым днем в ее груди снова начало разрастаться чувство тепла при мысли о том, что она не безразлична своей любимой. Пусть даже в качестве друга.
Появление Шелби, и, как следствие, возвращение Бэт, снова подтолкнули Квинн к краешку ее персональной пропасти. Она восприняла это событие как знак свыше, и теперь была полна решимости вернуть себе свою дочь, стараясь не думать о голосе рассудка, который упрямо ей твердил, что она поступает глупо. Да, она любит Бэт всем ее сердцем, но разве сейчас, в таком состоянии, с разбитым сердцем, с мыслями, расползающимися как тараканы, и постоянного ощущения, как будто она скользит вниз, и не в силах остановиться – разве она сможет дать своей девочке самое лучшее? Разве это справедливо – ставить Пака и себя в такое положение, что они оба рискуют потерять свою дочь во второй раз, без каких-либо шансов на будущее? Но Квинн упорно отмахивалась от этих мыслей, упрямо твердя самой себе, что если она будет рядом с Бэт, ничто и никто больше не важен.
Она даже начала находить удовольствие в том, чтобы проводить больше времени с Рейчел, не сходя с ума от желания прикоснуться к ней, поцеловать ее так крепко, чтобы она забыла все на свете. Квинн училась быть другом для девушки. Потому что лучше уж она навсегда застрянет в роли лучшей подруги, чем просто останется в роли той, кто когда-то была одной из тех, кто издевался над дивой.
Она до сих пор помнит, как ее грудь стиснуло, когда Рейчел собрала всех девушек клуба и начала обсуждать то, что они с Финном хотят перейти на следующий уровень их отношений. Иными словами, она решила отдаться парню. Квинн надеялась, что до этого не дойдет. Как же ее разговоры о том, что это произойдет в 25 лет, когда у нее под рукой будет премия Тони и она будет одной из самых успешных актрис Бродвея? Ей почти казалось, что и она, и Сантана убедили Рейчел, что с этим спешить не надо, но тут черт дернул за язык Тину, которая со светящимся лицом рассказала о том, как это было у них с Майком. И так как эта глупая наивная брюнеточка продолжала верить в сказки, в то, что их с Финном любовь предназначена выше, Рейчел отмахнулась от всех сомнений. И ведь никакого удовольствия она не получила. Потому что потом, когда спустя несколько дней они разговаривали, она просто избегала смотреть всем глазам, а на распросы подруг отделывалась общими фразами о том, что у них с Финном есть что-то особенное. Но ни разу в ее глазах не светилось того огонька, который раньше казалось, переполнял всю ее сущность. С каждым днем она, как будто все больше и больше делала усилий для того, чтобы все вокруг, и в первую очередь, она сама, поверили в то, что у них с Финном большая любовь. Каждый день свет в глазах Рейчел, казалось, тускнел, а она сама стала походить больше на пустую оболочку, чем на саму себя.
Узнав про Пака и Шелби, Квинн решила действовать. Вот ее шанс заполучить Бэт, - упрямо твердила она себе, не думая о том, что от этого легче никому не будет. И только вмешательство Рейчел поставило точку во всем этом затяжном безумии. И когда в ответ на вопрос дивы о том, подруги ли они, Квинн ответила, смущенно улыбаясь: «Типа того…», карие глаза засияли так по-особенному, что казалось, будто девушка вся была соткана из солнечных лучей. И от этого на душе у Фабре стало так легко и тепло, как детстве, когда ранним воскресным утром она валялась в своей кровати и ловила солнечных зайчиков. В этот момент, она чуть не проговорилась о своих чувствах. Но сдержалась и просто крепко обняла Рейчел. Вдохнув аромат ее волос, Квинн подумала, что впервые за столько лет у нее было ощущение тепла, уюта и умиротворения, ощущение, как будто она наконец-то нашла свой дом.
Следующие несколько недель для нее пролетели, как один миг. Победа на Отборочных грела душу, а ко всему добавилось и предвкушение Рождества, которое впервые в этом году было свободно от драм. Квинн наслаждалась возможностью провести время с Сэмом и помочь ему в приюте для бездомных, не позволяя себе думать о том, что в это время Рейчел проводит время с Финном. Как сказала бы мисс Пиллсбери, она наконец-то научилась позитивно мыслить. Возможность провести лишнее время с Бэт, не испытывая желания разорвать Шелби на кусочки, не испытывая к ней истошной, разъедающей душу зависти, - стала для нее самым главным подарком на Рождество. А ее любовь к Рейчел, казалось, стала еще больше, особенно после того, как последняя подарила Квинн альбом с фотографиями ее дочери. Одно фото для Квинн стало самым дорогим – Рейчел держала Бэт на руках, а та в свою очередь обхватила лицо своей старшей сестренки крошечными ручками, беззубо улыбаясь. Обе ее любимые были в одинаковых кофточках, и от этого фото казалось еще более милым. Они как будто были воплощением всего самого лучшего на Земле, и глядя на эту сладкую парочку, Квинн начинала верить в сказки и хэппи-энды. И несмотря на то, что Квинн определенно спала, ее не покидало ощущение счастья от того, что любимые руки гладят ее белокурые локоны, а родной голос, слышимый даже во сне, шептал всякие порой бессмысленные, но такие приятные для нее вещи.
……
Рейчел крепко держала Квинн за руку, как будто боялась, что если она отпустит ее, девушка куда-то исчезнет. Несмотря на царапины на лице, и огромный синяк на правой стороне лица, Квинн еще никогда не выглядела для нее такой красивой. Губы блондинки сложились в ласковую улыбку, и она была похожа на зажмурившегося от ласки котенка. Девушка, лежащая в постели, была так прекрасна, что это казалось почти нереальным.
- Спящая красавица, - улыбаясь, прошептала Рейчел, и провела рукой по волосам Квинн. Ей почему-то казалось, что ее подруга чувствует ее поддержку и как будто льнет к ее рукам, как ручной зверек.
- Рейч… - окликнул ее снова вошедший в палату Финн.
- Да? – не отводя взгляда от подруги, ответила Рейчел. Почему-то ей присутствие бойфренда впервые казалось лишним, как будто он совсем не вписывался в это пространство, как будто он был просто лишним.
- Нам нужно решить, когда свадьба все-таки состоится, потому что очередь большая, и …
- Я думаю, нам не стоит пока что с этим торопиться, - наконец-то обернувшись к бойфренду, тихо проговорила девушка.
- Но ведь ты же сама хотела, чтобы свадьба состоялась как можно быстрее. Я понимаю, что ты хочешь видеть Квинн рядом с тобой, поэтому как только ее выпишут из госпиталя, мы сможем назначить дату и подать заявление, - как-то по-детски улыбнулся Финн. Он смущенно пожал плечами, и на его лице застыла такая обожаемая раньше ею полуулыбка. И впервые за все это время, у Рейчел не возникло желания прильнуть к его губам. Ей было все равно, и от этого ей стало страшно так, что даже засосало под ложечкой.
Девушка отмахнулась от непрошеной мысли, и суетливо проговорила:
- Финн, просто давай дождемся, когда Квинн поправится, и тогда снова поговорим об этом. Я сейчас просто не могу думать об этом, - она умоляюще посмотрела на парня, и обняла его. И ее снова как будто овеяло холодом. Она чувствовала то же самое, как если бы обнимала Мерседес или Курта. Как будто Финн был просто еще одним ее другом.
- Нет, нет, не может быть, - бормотала себе под нос Рейчел, все крепче прижимаясь к парню, пытаясь заставить себя поверить в то, что ничего не изменилось, и от прикосновения Финна по ее коже, как и раньше, растекается жидкий огонь, а внутри все переворачивается. И опять у нее ничего не получилось. Руки парня успокаивающе прошлись по волосам девушки, уткнувшейся лицом в его грудь. Она подняла заплаканные глаза на Финна, лицо которого было переполнено любовью и какой-то особенной нежностью к ней. И снова ничего… Ее сердце не дрогнуло, не пропустило удар... Не может быть!
От волнения у нее подкосились ноги, и если бы не крепкие руки парня, она бы упала на пол. Глядя в его доверчивые глаза, Рейчел мысленно хлестала себя по щекам, пытаясь понять, как можно за несколько часов разлюбить того, в кого ты была влюблена почти три года?

[i]Комментария автора: Буду признательна за комментарии, пожелания, критику и предложения. В общем, любой реакции на мой бред :D

@темы: glee, фанфик, фанфикшн, Фаберри

16:13 

Привет, привет Daia


@темы: Daia

10:01 

Привет!!!!!!

Rodya Edel, v_starsky - добро пожаловать!

@темы: привет, привет

17:41 

Ирокез Пака, давняя фотка Пака и Арти

Интересно, что за номер сейчас снимают на площадке Гли, где Пак вышивает на мотоцикле в шлеме с ирокезом. Шлем - это нечто. Меньшего, после его шапки с ирокезом я не ожидала. И еще приятно было из твита Лии узнать, что он будет петь рок-песню. Йоу!!!!!!!!



Rfr z 'ne ajnre ghjgecnbkf yt pyf.? yj cdbnth Fhnb yfgjvbyftn jlby bp cdbnthjd Htqxtk/ Ghfdlf rjktyrb djkjcfnst tuj dslf.n/


А это пару приколов


@темы: glee

16:05 

My broken road leads to you (Фаберри, агнст/романс), глава 4

My broken road leads to you (Фаберри, агнст/романс), глава 4


Глава 4

Квинн плавала в омуте боли. Ей хотелось попросить, чтобы кто-нибудь унял это жжение в груди, остановил кровь, которая текла по ее лицу и металлический запах которой еще больше затуманивал ее мозги. Но она не могла произнести ни слова. Ее губы ее не слушались, продолжая шептать, как молитву, только одно имя «Рейчел!». Она то погружалась в темноту, то снова приходила в себя и стонала беззвучно от боли. Как в тумане, она чувствовала чьи-то руки, вытягивающие ее из разбитой машины и аккуратно, даже нежно укладывающие ее поломанное тело на носилки. Вой сирен, шепот на ухо «Держись, девочка!» и ее собственные стоны боли. Уже теряя сознание от слепящего света в холле больницы, когда ее спешно везли в операционную, она продолжала судорожно сжимать в ладони телефон, не желая с ним расставаться, как будто это была последняя ниточка, связывающая ее с реальностью. Темнота снова поглощала ее, но в этот раз она была готова скользнуть в нее с головой, потому что ей виделась улыбка Рейчел, и здесь она не была невестой Финна Хадсона. Здесь она просто была рядом с Квинн, как будто всей этой драмы никогда и не было.

Рейчел судорожно сжимала в руках свой мобильный. Скрежет, раздавшийся в динамике и последовавшие короткие гудки как будто отбивали удары ее отчаянно бьющегося сердца. Вдох, выдох, вдох, выдох… «С ней все будет хорошо!», - как мантру, повторяла мысленно Рейчел, не обращая внимания на взволнованные взгляды ее и Финна родителей, недоуменно перешептывающихся Курта и Мерседес.
- Рейчел, нам пора. Мы пропустим свою очередь, - улыбающийся Финн подошел к ней, и она смотрела, как медленно беззаботная улыбка сползает с его лица при взгляде на слезы, катящиеся по ее щекам.
- Квинн... – она сглотнула, не в состоянии продолжить.
- Ты так расстроилась, что она не пришла? Я уверен, что она просто не смогла. Идем, - он потянул ее за руку.
Эта фраза вывела ее из транса, и, подняв глаза на своего бойфренда, она медленно отчеканила каждое слово:
- Квинн не придет. Она попала в аварию как раз, когда разговаривала со мной по телефону. Свадьбы не будет. Я должна ехать в больницу. (Сейчас она даже была рада, что Лима была небольшим городком, в котором был всего лишь один госпиталь, а значит, ей не надо было гадать, куда необходимо ехать как можно быстрее).
Возгласы ужаса и тихие всхлипы Бриттани прорвали тишину, которая на мгновение воцарилась в помещении.
- Конечно, конечно, - начал приговаривать Финн, и приобнял ее за плечи. На мгновение ей почему-то показалось это даже кощунством – то, что сейчас он крепко прижал ее к себе в то время, как Квинн где-то на дороге, возможно, истекает кровью.
Ей захотелось стряхнуть его руки, и она тут же одернула себя. Он ведь не виноват ни в чем.
Кэрол мягко вынула из руки сына ключи от машины, и заторопилась к выходу, где уже теснились Пак,Сантана и Бриттани. Словно в трансе, Рейчел опустилась на заднее сидение машины, и уставилась на телефон, который она судорожно сжимала в руках. Где-то на задворках сознания промелькнула мысль, что вот сейчас настал тот момент, который перевернул все в ее жизни, и теперь ничего и никогда не будет, как раньше. И почему-то пронзительно закололо сердце, а дыхание снова перехватило. Все, все изменилось. Ей хотелось взвыть во весь голос, выплескивая обиду на судьбу, нелепое стечение обстоятельств, а потом… до нее дошло. Это она была виновата в том, что Квинн сейчас борется за свою жизнь, или, возможно, ее вообще больше нет. Если бы она не позвонила Рейчел сообщить о том, что скоро будет, она не попала бы в аварию. Девушку начало мутить от этой мысли, и уже вскоре ее выворачивало наизнанку на обочине дороги. Господи, что за зрелище она из себя представляла! Растрепанная «красотка» в белом платье, со следами потекшей туши на щеках и отвратительным запахом из рта. Невеста Франкенштейна, да и только. Ее сознание услужливо отозвалось ей почему-то голосом Сантаны «Я же говорила!» и Рейчел зашлась истерическим смехом, не обращая внимания на встревоженные взгляды Кэрол и Финна.Успокоившись, она снова уселась в машину и обняла себя за плечи, пытаясь избавиться от неприятной дрожи, бившей ее изнутри. Ей было холодно, так холодно, как будто она стояла голышом на двадцатиградусном морозе. Все, чего ей хотелось – проснуться от этого чудовищного кошмара и увидеть рядом с собой улыбающуюся Квинн. Но ей такая роскошь не полагалась. И оцепенев на заднем сиденье, Рейчел начала неистово и беззвучно молиться, не замечая того, как слезы текут по ее щекам и падают на белоснежное платье, расплываюсь уродливыми пятнами.

……….
После рождения Бэт Квинн хотелось забиться в какую-нибудь нору, скрутиться в комок, и спать, спать, спать до бесконечности. Как будто не было всех этих месяцев, полных лжи и разочарования, неистовой одержимости Берри и бесконечной любви к своей дочери. Ее собственные отношения с матерью начали налаживаться, но все равно Квинн иногда просто делала над собой усилие, пытаясь не сорваться на крик. Потому что до сих пор не могла понять, как ее родители могли от нее отказаться? Она отдала Бэт на удочерение для того, чтобы у ее девочки было лучшее будущее, даже если это означает, что и у нее и у Пака всегда в душе будет незаживающая рана. Но родители Квинн добровольно вышвырнули ее из дома на улицу, как какую-то бродячую шавку. И хотя она видела любовь в глазах своей матери, все равно не могла понять, как она могла позволить своему гневу и желанию отца быть такими добродетельными и респектабельными в глазах других заставить отказаться от собственной плоти и крови?
К концу лета гнев Квинн немного утих, и ей даже начало казаться, что ее жизнь начала налаживаться. Она пыталась не думать ни о Бэт, ни о Рейчел, тем более, что о последней ей беспокоиться не было нужно. Финн буквально не отходил от Берри ни на шаг (по крайней мере, так казалось Квинн, учитывая, что она постоянно встречала эту сладкую до тошноты парочку везде, куда бы она не пошла - в супермаркете, в парке, на озере).
Когда начался учебный год, первым делом Квинн снова стала капитаном команды чирлидеров. Даже если это означало навечно записать свою бывшую подругу Сантану Лопес в заклятые враги. По крайней мере, ее форма чирлидера давала ей ощущение безопасности, как будто эта тонкая ткань была доспехами, защищающими ее от окружающего мира. Или мир от нее. Потому что ей иногда казалось, что она похожа на бомбу с включенным таймером. И каждый удар сердца отстукивает оставшиеся ей секунды.
Пак пытался уговорить ее снова начать встречаться, и она лишь раздраженно отмахнулась от него. И не только отмахнулась. Ей стыдно за те слова унижения, которые она сказала ему, потому что он их не заслуживал. Но так было проще. Выплеснуть свой гнев и обиду на него, даже понимая, что скорее всего, это навсегда разрушит его самооценку и гордость. Она не могла смотреть на него без точечных уколов боли в сердце, каждый раз видя перед собой девочку с такими же глазами, как у него. Но сейчас Квинн было все равно. Она дошла до точки, где ей было уже наплевать на все и всех вокруг.В конце концов, что ей было терять, кроме своей уже и так запятнанной репутации. Ребенка она отдала, а Рейчел вообще никогда не была с ней. Наблюдать за тем, как Финна вышвырнули из команды и как он отчаянно пытался вернуться, было смешно. Наблюдать за тем, как Рейчел стала одеваться а-ля Бритни Спирс и как за ней пускает слюни половина всей школы, было больно. Но терпимо. У нее даже хватило сил позаигрывать с Финном по просьбе Рейчел. Квотербек даже потешил ее самолюбие тем, что у него до сих пор есть чувства к ней. Но этого хватило лишь на пару минут, а потом Квинн снова погрузилась в свое одиночество, которого никто не замечал.
Когда отец Курта попал в больницу, кажется, в сердце Квинн впервые за долгое время появились хоть какие-то чувства. Ей было жаль Хаммела, понимая, что у того нет даже веры в Бога, которая могла бы принести хоть какое-то успокоение и утешение. Хотя какое право имела она говорить об этом, если даже дежурство около больничной кровати Барта для нее стало еще одной возможностью просто быть рядом с Рейчел? Ее должно было бы корежить от стыда, но все, что она могла чувствовать, лишь облегчение от того, что у нее есть возможность украсть эти минуты у всех остальных, чтобы просто подержать любимую девушку за руку, пройтись подушечками пальцев по ее гладкой коже и даже обнять Рейчел, вдыхая опьяняющий аромат ее волос.
С появлением в клубе Сэма Эванса все немного изменилось. Ей было приятно видеть застенчивую улыбку парня и видеть, как он смущается, когда встречается с ней глазами. Блондинка видела его хорошее отношение ко всем остальным, и она невольно начала тянуться к нему. Ведь все, чего Квинн хотелось – это чтобы хоть кто-нибудь ее любил. Любил безусловно, не обращая внимания на ее прошлое, на ее недостатки, на то, что она была разбита изнутри. Она не была дурочкой – Квинн прекрасно понимала, что только благодаря Рейчел и Финну они с Сэмом выиграли этот ужин с Бредстикс, который стал их первым свиданием. Но она была почти готова смириться с тем, что Рейчел – не для нее, и сейчас она принимала все то, что ей подсовывала жизнь.
Вплоть до самих Отборочных, она жила в своем уютном тесном мирке, продолжая встречаться с Сэмом и не обращая внимания на остальных. Она уже почти даже влюбилась в своего бойфренда, глядя на то, как он защищал Курта и свое мнение. Она могла представить себя рядом с ним спустя много лет, она чувствовала его любовь к ней. И это вселяло в нее надежду, что даже для нее, давно не ожидающей ничего хорошего от этой жизни, не все еще потеряно. Что, возможно, она сможет быть счастливой….
А потом все понеслось по наклонной. Переход Курта в Далтон, грандиозная ссора Сантаны и Рейчел, очередная драма на Отборочных. Какая ирония! В прошлом году она и Пак были «плохими ребятами», а в этом году они поменялись местами с Финном и Сантаной. Честно, когда Лопес начала оскорблять Рейчел, Квинн еле сдержалась, чтобы не накинуться на бывшую подругу. Взгляд карих глаз маленькой дивы напоминал взгляд побитого щенка, а Финн, ее предположительно любящий бойфренд, просто отошел в сторону, позволив этой латиноамериканской сучке и дальше изводить издевками свою девушку. Она была почти готова расцеловать Пака, когда он заступился за Рейчел. И даже когда Берри порвала с Финном, признавшись, что целовалась с тем же парнем, от кого забеременела Квинн, она была рада. Потому что никто не заслуживал той кучи дерьма, что вывалилась на голову Рейчел.
Дуэт Паклберри снова вызвал жжение в груди Квинн. Она и так еле мирилась с этим Финчел-шоу, а теперь еще и это? Почему Рейчел хоть немного не может быть сама? Разве ей нужны все эти местные парни для того, чтобы чувствовать себя значимой? Ради Бога, она ведь Рейчел Берри! Но похоже, про это помнили все, кроме самой дивы. Добавить еще к этому нелепое противостояние Сью и Шустера, и в результате Квинн, Бриттани и Сантана вынуждены выбирать между чирлидерством и хоровым клубом. Речь Хадсона была лишь последним толчком к этому достаточно легкому для нее, выбору.
Ревность к Паку и навязчивое желание Рейчел вымолить прощение у Финна толкнули Квинн еще на одну глупость. Она поцеловала своего бывшего бойфренда, и в результате в очередной раз почувствовала себя отъявленной стервой. Ко всему прочему, заработав себе моно, Квинн решила, что кто-то там наверху ее сильно недолюбливает, а, может быть, ее очередной раз макнули лицом в грязь, чтобы она осо знала свои ошибки? Как будто она и так не в курсе, что все в ее жизни идет не так! Разрыв с Сэмом причинил ей гораздо больше боли, чем она думала. Так что теперь она снова застряла рядом с Финном. Так проще. Ей не нужен он сам, ей нужен всего лишь его статус, который стал для нее той броней, которой ей так не хватало после ухода из чирлидеров. И она была намерена держаться за Финна. Дареному коню в зубы не смотрят. Ей просто не хотелось быть одной. Сейчас ей было безразлично, кто будет рядом, лишь бы избавиться от тягостного чувства одиночества, поедающего ее изнутри. Она была намерена встречаться с Хадсоном еще и потому, что это позволит ей не дать совершить Рейчел очередную ошибку, застряв в Лиме на веки вечные. Она до сих пор помнит их разговор в хоровой комнате:
- Хочешь, я расскажу тебе, как все будет? Твое сердце будет разбито, а я стану успешным агентом по недвижимости, Финн будет заниматься автомастерской Барта. Тебе здесь не место, Рейчел. И ты не можешь злиться на меня за то, что я честна с тобой.
Она не врала. Для себя Квинн уже будущего, переливающегося радужными красками, не видела. Но Рейчел… Рейчел не принадлежит Лиме. Ее место на сцене, на Бродвее, где каждый вечер ей будут кричать «Браво!» сотни тысяч людей. И даже если это будет значить, что Квинн до конца жизни застрянет в этом Богом забытом городишке, она готова к этому. Лишь бы ее любимая не сломала свою жизнь так, как это произошло с ней.
Когда Финн сломал нос Рейчел, и та решила сделать себе ринопластику, Квинн хотелось смеяться от этой злой шутки судьбы. Дива хотела тоже получить себе прекрасную снаружи, и уродливую изнутри маску на всю жизнь? Бред, полнейший бред, но до сих пор она сама понять не может, почему она оказалась рядом с Рейчел в офисе доктора? Хотя впрочем нет, Квинн прекрасно понимала, что она делала - она снова пользовалась каждой возможностью побыть хоть несколько минут наедине с любимой, беря то, что ей крохами отсыпала жизнь.
Слухи и сплетни, ходившие о ее измене с Сэмом только раздражали блондинку. В кои-то веки она пыталась быть просто хорошим другом, помочь человеку, которого в свое время незаслуженно обидела, а ее снова смешали с грязью. Видеть невысказанный вопрос в глазах Финна – это полбеды, но видеть разочарование в глазах Рейчел – было выше ее сил. Вся ее агрессия, вся обида на жизнь, на появление Джесси, на нескончаемые колебания Финна между нею и Рейчел, обида на саму себя, на любимую девушку – все выплеснулось в этой нелепой пощечине на выпускном. Глядя на ошеломленное лицо Берри, блестящие от слез глаза, ей захотелось в который раз упасть на колени перед ней и выпросить прощения за все обидные и злые слова, что она ей наговорила. Ей хоть покрыть поцелуями каждый сантиметр смуглой кожи, чтобы стереть след своей руки с щеки девушки, чтобы заставить ее забыть все на свете, кроме нее. Даже то, что она так и не стала королевой выпускного бала, уже не огорчало Квинн. Потому что Рейчел, вместо того, чтобы убежать с воплями ужаса от нее, осталась с ней рядом и успокаивала ее, продолжая поглаживать ее по плечу. Хоть что-то хорошее в этом безумии было. Хоть эти несколько минут.
Разрыв с Финном и проигрыш на Национальных только ближе подтолкнули Квинн Фабре к той грани, где еще чуть-чуть, и начнется ее полное безумие. Видеть на лице Джесси отображение своих собственных эмоций, когда разбивается твое сердце при взгляде на этих двух эгоистичных и не видящих никого, кроме друг друга, созданий…
- Так не должно было быть! - твердила себе Квинн, но разве кого-то интересовало, что думает она?
Девушка в который раз осталась совершенно одна, с еще более разбитым сердцем, чем раньше. Зачем, зачем пытаться все изменить, если результат будет один и тот же? Она снова скрутится в беспомощный комок, и, скуля от нестерпимой боли, будет продолжать глотать горькие слезы, взывая о помощи и зная, что никто не придет и никто не спасет ее от нее самой. Она - одна... Ей хотелось бы заснуть и не просыпаться, чтобы хотя бы в своих снах иметь возможность беззаботно смеяться. В своих фантазиях она была счастлива, потому что рядом с ней были Бэт и Рейчел. И никого больше ей не нужно было. Разве она хочет так много?
Засыпая под наркозом, Квинн словила себя на мысли: «Интересно, когда врачи будут держать ее сердце в руках, увидят ли они, что оно разбито на тысячу осколков? Или это всего лишь глупая мышца, которая просто качает густую красную жидкость по венам, а все тревоги, разочарования, надежды и любовь – всего лишь отклонения от нормы?»

Комментарий автора: Этот фик я пишу, конечно, просто потому, что хочется именно это выплеснуть из себя. Но все же хочется видеть, что это кому-то интересно. Просто получается, что просмотров куча, а комментариев нет вообще. Понравилось, не понравилось - мне интересно, что моя история вызывает у людей.

@темы: glee, фанфик, фанфикшн, Фаберри

22:46 

Фан-арт





а это арт делали для меня



этот для того, чтобы с него можно было бы сделать себе авку


@темы: glee

05:19 

My broken road leads to you (Фаберри, агнст/романс), глава 3

My broken road leads to you (Фаберри, агнст/романс), глава 3


Глава 3
Как можно любить и в то же время ненавидеть одного и того же человека? Сложно объяснить, но этого Квинн хлебнула сполна. От этого иногда хотелось лезть на стены и выть раненым зверем, понимая, что ничего изменить нельзя. Может быть, это и была ее расплата за все прегрешения - быть беременной в 16 лет? Если бы она хоть была без ума от Пака, может быть, это было бы легче пережить. Но нет же, ей нужно было умудриться вляпаться в это дерьмо по самые уши. Переспать с Паком, врать каждый день Финну и, стиснув зубы, молча смотреть, как Рейчел поедает глазами бойфренда Квинн - в этом аду она жила каждый день. А больше всего блондинку бесило то, что Рейчел даже не замечала того. что все, что случилось с Квинн - было ее виной. Ведь если біы она не заигрывала с Финном, Квинн никогда бы не напилась и не переспала бы с Паком. А вдобавок ко всему, из-за одной ошибки и доверчивости, Квинн теперь должна была стать мамой. Сделать аборт она не смогла бы. Не посмела бы. Убить зарождающуюся в ней жизнь, даже если так будет проще, она не может. Даже если это будет значит, что до конца жизни в Лиме на нее будут показывать пальцем и кричать вслед "малолетняя шлюха", Поэтому Квинн решила, что роль счастливого отца семейства отойдет к Финну. Несмотря на заигрывания с Рейчел, он, видимо, любил Квинн, а это уже было хоть что-то. По крайней мере, его излишняя доверчивость, иногда даже граничащая с глупостью, делали его иногда даже милым, и с этим Квинн вполне могла смириться. Ну не на Пака же ей рассчитывать? Тем более , что Квинн его тоже теперь ненавидела. Ненавидела за то, что по его милости ее теперь тошнит каждое утро, а потом она сходит с ума от сумасшедшего голода. Ненавидела за то. что теперь она не могла смотреть в глаза Финну без чувства вины. И, самое главное, она ненавидела Пака за то, что он ее не остановил... Не увидел, не узнал и не понял, что он был лишь заменой для той, которая ходит с ангельским видом и даже не подозревает, что она - главная причина того, что жизнь Квинн Фабре превратилась в дешевую мелодраму.И все равно, даже тогда, она не в состоянии была забыть о ней.
Да, Квинн ненавидела и одновременно любила Рейчел. Эта взрывная смесь эмоций выводила ее из себя, и иногда девушка даже приветствовала это безумие. Может быть, еще пару шагов в сторону этой заманчивой бездны - и она потеряет рассудок, а значит, больше не будет изматывающих бессоницей и сладострастными фантазиями ночей, медленно сводящих ее с ума? Ведь тогда она не будет чувствовать острых уколов боли в сердце каждый раз, натыкаясь на полный обожания взгляд Рейчел, устремленный на Финна.
И только когда она впервые почувствовала, как внутри нее шевелится ее ребенок, ее плоть и кровь, Квинн очнулась от дурмана. У нее будет дочь, и она уже любила ее каждой клеточкой своего тела. Она обязана дать своей девочке самое лучшее - семью, дом и покой. А значит, сходящая с ума по знойной брюнетке Квинн Фабре должна перестать существовать. Не будет больше влюбленной дурочки, не знающей, как проявить свои чувства и наивно верящей в хэппи-энды. Будет лишь безжалостная сучка, капитан команды чирлидеров Квинн Люси Фабре, которая выйдет замуж и проживет долгую, но счастливую (а правда ли счастливую?!) жизнь рядом с Финном Хадсоном! Она вычеркнет, удалит из свой жизни, из своего сердца эту занозу, которая не дает ей спокойно жить. Но если бы она могла это сделать!

- Что с тобой происходит? - спрашивал Финн, наталкиваясь на ледяное выражение зеленых глаз блондинки, провожающей недобрым взглядом новоиспеченную парочку Пака и Рейчел.

Что она могла ему ответить? Что не знает, как ей смириться с тем, что пока она играет в счастливую парочку с Финном, это Пак запускает руку в каштановые локоны Рейчел и целует ее пухлые губы, проводя рукой по смуглой и такой гладкой коже? Что она отчаянно хотела бы оказаться на его месте хоть на минуту, чтобы почувствовать такой манящий запах духов Рейчел, чтобы иметь возможность хоть на мгновение приникнуть к ее губам, чтобы попробовать ее на вкус, раствориться и навечно потеряться в ней без остатка? Ей хотелось бы выцеловывать каждый миллиметр тела Рейчел до тех пор, пока она не забудет всех этих мальчишек и не поймет, что ей нужна только Квинн.

И именно теперь Берри захотелось поиграть в благородство и быть такой ласковой с ней! Как ей смириться с тем, что эта маленькая брюнетка уже давно стала неотъемлемой частью Квинн?
Слава Богу, что Паклберри протянуло лишь неделю, и теперь Рейчел, как и прежде, бросала влюбленные взгляды на Финна и старалась быть рядом с квотербеком, а значит и с ней, все свое время. "Хоть что-то в этом было хорошее!" - думала измотанная ревностью блондинка. Даже то, что ее родители отвернулись от нее и выгнали из дома, не так сильно пугало Квинн, как то, что она все равно не могла перестать думать, мечтать, грезить наяву о Рейчел и каждую минуту терзаться от ревности. Снова и снова все повторялось по кругу каждый день, заставляя все больше девушку запутываться в паутине лжи самой себе о своих чувствах к неуемной диве.
Она была даже благодарна Рейчел за то, что у нее хватило духу рассказать правду Финну.Разорвать эту бесконечную цепочку вранья и недоверия, разочарования и обиды, любви, ненависти и ревности Пусть так. Пусть все знают, какой дрянью оказалась Квинн. Пусть лучше она будет чувствовать вину и стыд при взгляде на Финна, вину перед Паком, за то, что его всегда будет недостаточно для нее и для ее дочери, чем чувствовать себя практически парализованной и эмоционально опустошенной при взгляде на Рейчел, в чьих глазах плескалась жалость к беременной блондинке. Ей не нужно сочувствие или дружеское участие, ей не нужна эта пародия на семью. Ей не нужна жалость Рейчел. Тех, кого жалеют - не любят. Именно так всегда думала Квинн. И все больше и больше озлоблялась на весь белый мир.
Она надеялась, что со временем ей станет легче. Проще. Определенней. Она каждый день молилась Богу, чтобы тот дал ей терпения и выдержки перенести все это. А тот, как в насмешку, ткнул ей в лицо Джесси Сент-Джеймса, новую любовь Рейчел.

Ее тошнило от Сент-Берри, как их называли в клубе. Этого нельзя было списать на беременность.И хотя она знала, что Джесси никто из хора не любит, но от этого легче не становилось. Когда волна слухов о том, что Рейчел переспала с ним, докатилась от Квинн, она подумала, что вот и настал предел ее безумию. Разве может выдержать столько боли и разочарования, неразделенной любви и горечи одно сердце? Ведь должна же быть какая-то грань, перейдя за которую, можно перестать любить и ненавидеть, или вообще что-либо чувствовать!

Переселившись к Мерседес, Квинн начала хоть чуточку оживать. Молчаливая поддержка темнокожей девушки, которая, может быть, и не ведала всех страстей, которые бродили в душе Квинн, многое значила. Появление Шелби даже немного сблизило будущую маму и Рейчел. По крайней мере, теперь у блондинки было оправдание перед самой собой за то, как она стремилась все время проводить с Берри, несмотря на все обещания, данные самой себе в тишине спальни.
Предательство Джесси ее не удивило. Ей было на это наплевать. Зато ее буквально корежило изнутри при воспоминании о Рейчел, в глазах которой блестели слезы. Ей хотелось бы иметь силы впиться железной хваткой в горло Джесси, чтобы выдавить из него судорожный вздох и переполненный паникой и виной взгляд, растереть, размазать его по грязному кафелю так, как будто его никогда не существовало. Как он посмел обидеть Рейчел? Забросать ее яйцами, унизив ее до такой степени, что та даже несколько дней не появлялась в школе?

Еще до начала Региональных, Квинн знала, что они проиграют. Не потому, что они были хуже "Вокального Адреналина", а потому, что несмотря на командный дух, каждый варился в своем собственном соку, переживая всевозможные драмыі подросткового периода. Рождение Бет стало той пощечиной, которая пробудила Квинн от ее навязчивой, сводящей с ума одержимости Рейчел, которая по-прежнему не замечала безответных чувств Квинн. Сейчас это крохотное создание, лежащее в ее руках, хоть на долю секунду любило ее так, как никто и никогда не любил Квинн Фабре. Она чувствовала это сердцем. Она знала это. И наверное, стоило прожить все эти месяцы в своем личном аду, сгорая заживо каждый день, подвергаться насмешкам со стороны тех, кто раньше даже боялся поднять на нее взгляд, лишь бы хоть на мгновение взглянуть в невинные голубые, но обещающие стать такими же зелеными, как и у ее матери, глазенки Бет. Она даже на каких-то пару минут любила Пака. Просто за то, что благодаря ему в ее жизни случилось такое чудо, как эта крохотная малышка, укутанная в розовое одеяльце. Ее безусловное счастье длилось пять минут, а потом бездна вечного ада снова разверзлась под ее ногами. Как, ну скажите ей, как она теперь сможет отдать свою девочку кому-то чужому? Как она сможет жить дальше, зная , что она никогда не будет петь колыбельные, получать от ее дочурки открытки на день Матери, делиться первыми секретами про мальчишек с Бэт? Да, она знала, что поступала правильно. Она каждую минуту уверяла себя саму, что так будет лучше для Бет. Другие, взрослые, ответственные люди смогут дать ее девочке уютный дом, обеспеченную жизнь ни в чем не нуждающегося ребенка. Ее маленькое солнышко сможет спасти от бездны отчаяния кого-то еще. Потому что Квинн знала, что несмотря на всю свою любовь к дочери, она не сможет стать для нее той матерью, которая ей была нужна. Потому что Квинн еще сама не знала, чего она хочет в своей жизни. Потому что все, что она знала - безответная любовь, отравленная ревностью и невозможностью быть рядом с любимым человеком.Разве этому она будет учить свою дочь? Нет, это было правильно - отдать свою малышку на удочерение. Так будет лучше для нее, и не важно, что при этом сердце Квинн разбилось на тысячи мелких осколков.

То, что Шелби удочерила Бет, только еще больше связало Квинн и Рейчел неразрывными узами. И может быть, может быть, именно тогда в сердце Квинн стала оживать надежда, что пусть не в качестве любимой, но хотя бы в качестве подруги, Рейчел сможет быть в ее жизни. Ей было достаточно даже этой малости, по крайней мере, на сейчас.

@темы: glee, фанфикшн, фанфик, Фаберри

03:54 

Переводить или нет?

Нашла на англофэндоме два совершенно замечательных фика по пейрингу Рейчел/Себ. Вряд ли он будет пользоваться такой попульрностью как Себтана или Себблейн, но истории хорошо написаны и характеры героев действительно очень правдивы. Вот и думаю, запросить перевод или нет? А если начну переводить, будет ли это кто-нибудь кроме меня самой читать?

@темы: glee

04:14 

Фаберри в гифах




@темы: Glee

03:56 

Блин, чего тумблер творит

Нашла кроссоверные гифы, только так и не допетрила с кем




А это семчел. Бедный Сэмик переживает из-за свадьбы




Самый невероятный пейринг
СебПак



@темы: glee

15:15 

My broken road leads to you (Фаберри, агнст/романс), глава 2



Часть 2
Рейчел Берри всегда была постоянной величиной в мире Квинн Фабре. У них не было вроде бы ничего общего, но она всегда была рядом. Еще со времен начальной школы. И уже тогда они ссорились постоянно из-за внимания мальчиков. И Квинн ревновала. Ревновала Рейчел к тем, кто пытался завоевать внимание маленькой брюнетки. Она и сама не могла понять, почему ее так раздражало, когда кто-то из мальчишек пытался заговорить с Рейчел или начинал с ней играть. Это безумно злило. Ей хотелось, чтобы Берри уделяла все свое внимание ей, чтобы она сидела за партой или делилась своими детскими секретами только с ней одной. Но это все равно, что желать, чтобы солнце никогда не заходило. И тогда же Квинн впервые начала насмехаться над Рейчел и придумывать обидные прозвища. Пусть это означало, что они больше не могут быть друзьями, но зато и всех остальных, а особенно мальчишек, это позволяло держать на безопасном расстоянии от Рейчел. Она старалась не замечать, как наполняються слезами шоколадные глаза ее бывшей подруги каждый раз, когда Квинн называла ее «мисс мужские ручки» или еще хуже. Так было проще. Не замечать, вычеркнуть, выбросить ее из своей жизни. Потому что если она будет с ней ласковой, Квинн боялась, что она будет не в состоянии сдержаться и вытворит какую-то глупость. И это было так неправильно – хотеть прижаться губами к нежной коже за ушком, запустить руку в блестящие локоны брюнетки. Ее родители говорили, что за такие вещи горят в аду, но иногда Квинн ловила себя на крамольной мысли, что она была бы не против этого так долго, как Рейчел будет с ней.

Когда началась высшая школа и они обе пошли в девятый класс, стало еще хуже.
- Эй, а ты видел новенькую брюнеточку? Какие ножки, черт возьми! – услышав слова одного из футболистов, которые были старше их на год или два, Квинн расвирепела. И хотя девушек с темными волосами в школе было предостаточно, она просто нутром чуяла, что речь идет именно о Рейчел Берри. Было сложно не заметить плотоядных взглядов этих уродов, которые они бросали на аппетитную фигурку девушки.
Пусть, пусть она снова будет той, что причинит ей боль, но «это для ее же блага!», - мысленно взмолилась Квинн, пытаясь уговорить Пака облить Рейчел фруктовым льдом в самый первый раз. И хотя она достаточно прозрачно намекала ему, что он об этом не пожалеет, парень все равно колебался. Квинн видела, что и он не остался равнодушным к красоте миниатюрной девушки, и ей было до слез обидно, что приходится это делать, но так было нужно. Для ее собственного спокойствия и для безопасности Рейчел. Потому что это убережете е от внимания муж ской половины школы МакКинли, а значит Квинн менше придерся изводиться от ревности. Эгоистично, но какого черта7 Можно подумать, у каждого из них все всегда бескорыстно и нет желания получить любимого человека только для себя? После долгих уговоров, Пак все же согласился. Это означало, что Квинн придется целоваться с ним в кладовке одного из уборщиков, и наблюдать за тем, как на чудесных глазах Рейчел появятся слезы.
- Теперь это будет происходить каждый день, - поошептала Квинн на ухо девушке, когда та стояла в коридоре. Вся школа смеялась над девушкой, которая, казалось, остолбенела на месте. Сладкий аромат, исходящий от Берри, заставил Квинн содрогнуться внутри от неистового желания слизнуть капельку сиропа на розовых губах Рейчел, и впиться в них изо всех сил, чтобы заставить ее забыть все на свете.
Руки Квинн сами собой потянулись к ее жертве, желая обвиться вокруг нее и прижать ее к себе с такой силой, чтобы буквально раствориться в ней. И только громкий смех одного из футболистов вывел ее из транса, и рука само собой легла на плечо Рейчел, оттолкнув ее с дороги.
- Не стой на дороге, Берри! Противно смотреть на тебя, ты же похожа не переодетого в женскую одежду мужика, - зло проговорила Квинн, ненавидя саму себя за отблески боли и обиды в глазах Рейчел, где читался безмолвный вопрос: «Почему?»

Так продолжалось весь девятый класс. Вскоре половина парней из спортивной команды взяло за привычку обливать Рейчел слэшем (для Пака это вообще стало чем-то вроде ежедневного развлечения), и иногда даже чирлидеры присоединялись к ним. Рисуя порнографические картинки на стенах женского туалета, Квинн сходила с ума от злости, потому что все, что ей хотелось, пройтись своей рукой по нежной коже брюнетки, целовать ее губы до тех пор, пока они не распухнут от ее поцелуев, слизнуть капельку пота, которая соскользнет в ложбинку груди, прижаться так, чтобы почувствовать все изгибы аппетитной фигуры Рейчел. Тем болем что короткие юбки положення не спасали, а долали все еще более трудным, потому что Квинн было все сложнее сдержаться и не затолкнуть ее в ближайший класс, чтобы пройтись кончиками пальца по нежной коже внутренней стороны бедра, поднимая их все выше, до тех. пор, пока она не начнет задыхаться от сумасшедшего желания и сдастся на милость Квинн.

Каждый раз Рейчел пыталась сделать вид, что ни фруктовый лед, ни обидные прозвища, ни похабные картинки на нее не действуют. Она вообще как будто перестала замечать Квинн, как будто она была пустым местом. И это еще больше распаляло нового капитана чирлидеров. Она не могла позволить Рейчел вычеркнуть ее из своей жизни, и забыть о ней насовсем. Каждая встреча в коридоре этих двоих заканчивалась какой-то обидной издевкой, которую Квинн бросала в лицо Рейчел, стараясь при этом хоть на минуту прикоснуться к ней под. видом толчка, или прижать ее к шкафчику и кметь возможность хоть раз вдохнуть невероятный аромат Берри, который сводил ее с ума и мысленно просить прощения взглядом.

Летом ей стало легче. Она практически не видела Рейчел, которая на три месяца уехала с родителями путешествовать по Америке. Тогла же Квинн начала встречаться с Финном Хадсоном, квотербеком футбольной команде, милым, но по правде говоря, недалеким парнем. И это ее устраивало на все 100%. Потому что он не будет задавать лишних вопросов, почему Квинн так ненавидит Рейчел Берри и не может оставить ее в покое.
Ее персональный ад начался снова с началом десятого класса. Потому что спустя всего несколько недель ее бойфренд умудрился попасться на крючок мистера Шустера и записаться в хоровой клуб. Квинн до сих пор помнит боль от впившихся ногтей в нежную кожу ладоней, когда она исподтишка смотрела на репетицию этих неудачников. Все в ней переворачивалось, когда она слышала прекрасный голос Рейчел и видела, как она смотрит на Финна. Стоящие рядом Сантана и Бриттани думали, что она ревнует свого бойфренда, но это было не так. Самая горькая правда заключалась в том, что она жутко, до скрежета в зубах, судорожно ревновала Рейчел Берри, нового капитана хорового клуба.
Финн думал, что она не знает о его поцелуе в аудитори. Она помнит, как стояла, скрытая темнотой, и выкручивала руки, пытаясь не сорваться с места и не отлепить своего глупого бойфренда от своей любимой. Да, она устала бороться с самой собой и отказываться признать очевидное. Она была по уши влюблена в Рейчел, и хотя бы наедине с самой собой она могла честно сказать об этом. Обида, ревность, желание стереть этот нелепый поцелуй с губ Рейчел, желание бать самой на месте Финна привели ее на порог дома Пака вместе с двумя бутылками вина. Напиться, забыться, почувствовать, что она нужна хоть кому-то – вот все, что ей было нужно, а Пак умел доставлять женщинам приятное.

Он чувствовала себя самой последней тварью на свете. Нет, угрызений совести перед Финном она не чувствовала, потому что у него самого было рыльце в пушку. Нет, ей было стыдно перед Паком, которого она использовала, а парень принял это за что-то большее, и теперь не мог оставить ее в покое. За его маской ловеласа она видела такого же отчаянно нуждающегося в любви человека, как она сама. Только откуда ей было взять чувства к нему, если уже все без остатка она отдала ничего не подозревающей Рейчел? Квинн чувствовала себя так, как будто она изменила Берри, но разве такое может быть, если они обе никогда и не были вместе? И она все глубже погружалась в пучину отчаяния, ненависти к себе, к Паку за то, что не остановил ее от ошибки, к Финну за тот поцелуй и к Рейчел за ее слепую влюбленность в квотербека и нежелания увидеть того, что твориться в душе Квинн. Она старалась как можно больше проводить времени с Финном, чтобы бросить их чудесные отношения в лицо всем, и особенно не оставляющей ее мысли ни на минуту, брюнетке. Квинн хотелось, чтобы та тоже мучилась от боли, от обиды и ревности, как она сама. Так начинался и заканчивался каждый божий день, и казалось, что хуже уже быть просто не может.
Она ошибалась. Хуже могло быть только то, что теперь ей было шестнадцать лет, она была безнадежно и безответно влюблена в Рейчел Берри, и беременна от Пака.

@темы: glee, Фаберри, фанфикшн, фанфик

15:54 

My broken road leads to you (Фаберри, агнст/романс).



Часть первая
- Скоро буду! - ответила Квинн на очередные нелестные высказывания Сантаны в адрес медлительных сучек-блондинок и захлопнула крышку телефона. Пальцы впились в руль машины, как будто она представляла, что это горло Финна Хадсона. Господи, если бы кто-то несколько лет назад ей сказал, что она будет желать разорвать его на мелкие клочки и развеять по ветру, она бы никогда не поверила. Ее первый парень, первая любовь. Но любовь ли? Или ее первое увлечение? Он был как бы довеском ко всему - положению в школе, популярности, чувству уверенности, и приятному чувству власти и вседозволенности. Ей до сих пор кажется, что внутри прекрасного образа блондинки, капитана чирлидеров, председателя клуба целомудренности, самой популярной девушки школы МакКинли всегда скрывалась отчаянно жаждущая настоящей любви перепуганная девчонка с розовыми волосами и обезумевшим взглядом. И никто, никто никогда не видел ее страха. Страха не быть такой, как все, страха добиваться того, чего она действительно хочет, вместо того, чтобы стараться соответствовать безупречному образу, который сложился в головах у всех остальных. Она всегда считала, что страх - это ее слабость. Если на будет слабой - ее растопчут, как будто она ничего из себя не представляет, как будто она грязное пятно на идеально белой поверхности. И все эти годы она так усердно старалась, чтобы этого не было никому видно. Ее маска так сильно приросла к ней, что с каждым днем она чувствовала, как та еще глубже проникает ей под кожу, и ее уже не сорвать, не содрать со своего лица. И все, что видят остальные - всего лишь лик прекрасного чудовища, которым она стала.

Только одному человеку удалось увидеть ее настоящую. И эта была та девчонка с безумно большим эго, огромным талантом и сияющими как звезды глазами. Та, которую она так старалась ненавидеть, чью жизнь еще недавно она старалась превратить в ад за то, что она не боялась быть не такой, как все. Еще и потому, что она не догадывалась, как отчаянно Квинн Люси Фабре хотела видеть в этих глазах не обиду за опрокинутый на нее фруктовый лед, не злость за то, что она встречается с Финном Хадсоном, а нечто совсем другое. Ей хотелось видеть в обращенном к ней взгляде столько теплоты и нежности, сколько может вместить в себя одно маленькое и храброе сердце Рейчел Берри.
- Черт! - выругалась Квинн, заметив, что чуть не проехала на красный свет. Не то, чтобы она торопилась на эту чертову свадьбу. Ей совсем не хочется присутствовать при этом финальном аккорде нескончаемого Финчел-шоу. Но даже, если ей не хочется, она должна поторопиться, чтобы успеть остановить эту нелепую свадьбу. Потому что это все так ....неправильно. И она никогда не простит себе, если она не остановит Рейчел от шага, который сломает эту удивительную в своей красоте и наивности пигалицу, которая до сих пор смотрит на этот гребаный чудовищный мир, переполненный такими монстрами как она сама, и все равно верит в чудеса. Квинн не знала, что она сделает, что она скажет, чтобы этого не произошло. Если надо, она украдет неукротимую диву и увезет ее в самый дальний уголок штата. Или признается в любви Финну Хадсону и набросится на него так, чтобы он забыл об этой свадьбе. Ей все равно. Лишь бы на пальце Рейчел не начало красоваться золотое кольцо.

Вынырнув из своих мыслей, Квинн нажала на газ, как только зажегся зеленый свет. А дальше.... дальше было все, как в кино. Неумолимо приближающийся на бешеной скорости джип, визг тормозов, и еще до того, как ремень безопасности впился ей в грудь, она услышала истошный вопль отчаяния. И поняв, что этот незнакомый ей голос - ее собственный, Квинн испугалась. Ей стало страшно, что ей так и не доведется больше взглянуть в карие теплые глаза любимой девушки.

Говорят, в последние минуты перед тобой пролетает вся жизнь. Эта грань, где время не имеет своей меры, где каждая минута - это сотни часов, проведенных вместе с дорогими тебе людьми. Выкручивая до упора руль, и понимая, что она уже не в силах ничего делать, Квинн не молилась. "Какая ирония для такой порядочной христинки!",- горько усмехнулась она и нажала на быстрый набор.
- Алло! Алло! Квинн, ты где? С тобой все в порядке? - взволнованный голос Рейчел взвился на целую октаву.
- Прости, что не успела... - хрипло прошептала Квинн, понимая, что ей не хватает дыхания сказать самое главное. Скрежет металла, звон бьющихся стекол, впивающихся в ее кожу и собственный крик, пульсирующая в висках боль от того, что она так ничего и не успела, что она снова провалилась- не смогла- не справилась, металлический вкус крови на губах - и Квинн Фабре соскользнула в темноту, продолжая слышать в трубке телефона истошный вопль Рейчел.

@темы: glee, Фаберри, фанфикшн, фанфик

02:35 

Спойлеры

Божечки, Божечки, как же дождаться этого!
Себа, с каждым днем я тебя люблю все больше. Стю уже не такая прикольная, как в первом сезоне, так что ты у меня становишься любимым хорошим злодеем. Только вот таким и оставайся.! И вот смотрю на эти гифы, и понимаю - вроде ты не такой уж и красавец, как некоторые другие парни из каста, ну лично мое ИМХо, но в нем есть такое нечто, что притягивает гораздо больше!


После этой гифки у меня сложилось впечатление, что Блейн решил пойти по стопам Финна и таки заставить Рейчел сделать пластику носа. Может, это его коварный план в борьбе за количество соло в клубе



Себа, ты красава!


А вот после этого видео, меня интересуют две вещи - фотка Финна, которую Рейчел дал Себа - только в полном виде - т.е. "без купюр" или без ручек Рейчел. Хочется ужаснуться тому же, что она и Курт.

Второе, теперь меня мучает только один вопрос - что сделает Квинн и Себа, и папы Рейчел, и Кэрол и Барт, чтобы рассроить свадьбу? А может там вообще весь клуб поучаствует - такой себе тайненький флешмоб - "Не ходите девки замуж"!

@темы: Glee

01:30 

Серия 3х12

За исключением нескольких моментов серия не понравилась. Гли из комедийного сериала медленно превращается в трагикомедию абсурда. Учитель, не знающий испанского. Семседес, между которіми нет химии никакой Я бы с большим удовольствием увидела снова бы ФарьеЄванс. Непонятное обручение Финчел. Единственные плюсы - Рики Мартин и Курт, Мерси и Рейчел, смотрящие "Сумерки".
По поводу Финчела все, чего мне хочется, так это вот этого


@темы: glee, обсуждение серий

A very Glee diary

главная